Susanin
Успеха добивается не самый талантливый и тем более не самый достойный, а самый упорный. Потому что ему больше всех надо.© Народная мудрость
«Только не надо делать из меня святую. Я просто делаю свое дело, которое очень люблю».
Вера ­Васильевна Миллионщикова
(Один из основателей хосписного движения в России,
главный врач Первого московского хосписа.
06.10.1942-21.12.2010)


У интернет издания большой город, появилась серия репортажей, даже не репортажей, интервью у людей "которые в силу профессии и образа жизни каждый день видят боль, горе, трагедии и смерть"©

Поскольку истории рассказанные каждым участником довольно большие, то я просто опубликую здесь только по одному маленькому кусочку их интервью. А прочесть полнотью можно будет пройдя по ссылкам.

История 1. Анна Сонькина. Медицинский директор, Фонда развития паллиативной помощи детям

Раньше мне казалось, что помощь другим — невероятно тяжелое и трудное дело, и надо лишить себя чего-то, отдать кусок своей души другому. Позже я поняла, что если твоя помощь настоящая, то ты получаешь от нее не меньшее удовольствие, чем тот, кому ты помогаешь. Разговаривая с мамой, потерявшей своего ребенка, ты не можешь вести себя наигранно и искусственно и становишься более человечной, чем была.

Ты не можешь помогать другим, если ты сама несчастна. Мы только тогда можем помочь больным детям и их родителям, если живем в гармонии с собой. Помощь другим не делает нас счастливыми, она делает нас нормальными. И если уж мы взялись помогать, то у нас есть ответственность — быть счастливыми. Мне рассказывали, что в Англии, когда человек приходит устраиваться на работу в хоспис, ему говорят: «Ты обязан быть счастливым, а иначе ты никому здесь не поможешь».

История 2. Игорь Шпицберг. психолог, заместитель директора Центра реабилитации
инвалидов детства «Наш солнечный мир », автор запатентованной методики
коррекции аномалий в развитии сенсорных систем у детей с аутизмом

У меня был мальчик, которому я много лет помогал, бился за него, а мама его как-то в конце реабилитационного лагеря протягивает мне письмо примерно такого содержания: «Дорогой Игорь, большое спасибо, конечно, но я-то вижу, что вам на детей на самом деле наплевать и что вы занимаетесь исключительно компенсацией своих психологических проблем, потому что в жизни вы люди неуспешные — и работой с инвалидами вы это компенсируете», и далее по тексту. Первая моя реакция была — выгнать, а потом я подумал: с чего я взял, что объектом моего служения является ребенок, а родитель не является? Вот когда я занимаюсь с ребенком-аутистом и он меня кусает за палец, я же не думаю, какая он зараза, а понимаю, что он меня кусает, наверное, потому, что ему плохо, или, может, что-то я не то делаю, или, может, он по-другому общаться не умеет. А когда родитель меня кусает — это же то же самое, он не со зла.

История 3. Ольга Тихомирова. Директор Центра равных возможностей для детей-сирот «Вверх» ,
преподаватель истории и обществознания воспитанниками выпускникам коррекционных детских домов и психоневрологических интернатов


Работая первые годы здесь, я боялась произнести слово «мама», потому что боялась вопросов. И я не рассказывала о своей семье. А потом то количество времени, которое мы проводили с ребятами, перешло в какое-то другое качество. И на вопрос «Почему несправедливо?» я отвечаю: «Потому что несправедливо».

История 4. Ольга Гуревич член движения «Вера и свет» в Росси и, преподаватель итальянского языка в РГГУ


Конечно, люди часто идут к нам с установкой давать. Но потом обнаруживают, что сами очень много получают. Так же было и со мной. Двадцать лет назад, когда я пришла в «Веру и свет», я больше всего ценила в людях интеллект. За время, проведенное в общине, я обнаружила, что сердце, отношения, да и вообще тело, существо, умение быть рядом намного важнее. Часто к нам приходят друзья, которым кажется, что они ничего не умеют. Они боятся петь, танцевать, стесняются участвовать в спектаклях, играть в футбол и варить кашу. А потом смотришь, прошла пара лет — и они уже не просто забыли, что чего-то боялись и не умели, а еще получают от этого большое удовольствие.
История 5. Сергей Курков. Онколог в фонде «Справедливая помощь»

Когда какое-то время я проработал у Глинки с людьми, которые, мягко говоря, попали в неблагоприятные социальные условия, я понял, что и не менял место работы. Я попал в тот же хоспис, только социальный. Потому что в хосписе лечат симптомы заболевания, а не болезнь — на нее уже никак нельзя воздействовать, на рак с метастазами. Тошнота — лечим тошноту, боль — убираем болевой синдром. Здесь то же самое происходит. Мы можем человека обуть, одеть, накормить, полечить. Но генез всех этих бед намного серьезнее. Эти люди нуждаются и в реабилитации, и в юридической консультации, и во многом другом. Мы залечили ранку, а причину — нет. У нас в обществе такой социальный рак, метастазы там и в центральных отделах, и в периферических. И мы занимаемся просто симптоматикой.

@темы: Статьи